Буто во МХАТ: одной встречи мало

Небольшая статья, родившаяся по следам спектаклей «Человек по имени…» (театр OddDance) и «Человек с другого берега» (студия «Круг II»), прошедших 5 марта в МХАТ им. Горького.

Буто во МХАТ: одной встречи мало

Нынче принято говорить о «новой искренности», имея в виду свободу слова в информационном поле. Но почему-то порой хочется заткнуть уши и ощутить ногами почву, а головой небесную твердь. Из всех видов искусств важнейшим в этом радикальном смысле является буто.

Дитя японского авангардизма, буто недалеко ушло он от древней театральной традиции, просто из коллективного ритуала превратился в моно-перформанс на развалинах разных цивилизаций. Тело буто памятливо на первый и последний вздох, на катаклизмы Земли. Жест буто всегда архетипичен, а перформанс заставляет припомнить сразу все шедевры живописи, скульптуры, драмы.

5 марта на Третьей сцене выступили два коллектива: питерский театр ОddDance Григория Глазунова и Натальи Жестовской и московский Интегрированный театр-студия «Круг-2» под руководством Андрея Афонина «Человек по имени» и «Человек с другого берега» — названия похожи.

«Человек по имени» — некий грезящий аристократ возможно, Льюис Кэролл (Игорь Ламба). Он вспоминает (или пишет?) книгу, а его одолевают и доводят до отчаяния музы (или мысли?) – то неземные, белоснежные девы то глумливые, черные дивы, среди которых одна – с предательским пером. И только немая рыба приносит со дна морского вожделенную книгу – а там и слов никаких нет, лишь какие-то незначащие, но единственные в жизни и только одному хозяину понятные реликвии. И происходит чудо.

ОddDance обожает и обнажает волшебство винтажа – кружева, фрака, чайника, зонтика, клетки для птички — и чем ближе предмет к состоянию расссыпания в пепел, тем более сакрален – так бывает в снах. Зная толк в предельности полета и гравитации, движения и покоя, фактуры и маски, актеры ОddDance не уколняются ни в мышечный технократизм, ни в клоунаду. Только память души, как ее пытался когда-то уловить и передать Метерлинк, экспериментируя со слепотой, молчанием, куклами. Доживи он до буто, глядишь, перестал бы писать пьесы.

Во МХАТ им Горького, где идет вот уже более века «Синяя птица», очень правильно встретить стаю таких душ. В театре, манифестирующем духовные ценности, хорошо увидеть, как легко возникает и захватывает зрителя сакральное. Романтическая песенка на английском, бутафорская рыба Вадима Штейна, свет и видеоарт Vj Kirsan — Александра Наймушина – это ретушь, усилитель вкуса. Буто входит в сценографию, как рыба в воду: у правдивого тела и тень не пуста.

«Круг-II» работает иначе – здешним актерам с особенностями развития не нужно обнажать душу. Наоборот, следует каждый раз водворять ее в непослушное тело. Искренность здесь – не выбор, не традиция, а жребий. Создателю театра Андрею Афонину удалось перекодировать его в творческую судьбу и создать ситуацию, когда «не такие» актеры играют убедительнее обычных, проживая то, что нам с вами не всегда и дано. И это тоже буто. Спектакль Натальи Немчиновой о том, как человек теряет и обретает себя, предельно прост: красное да белое, шары да доски, пальцы да веревки, и разные-несуразные тела, и вот оно – живое средневековье, никуда оно от нас не делось, и Господь с нами тот же, что на картинах Брейгеля. Лаконичная перкуссия, мощный, ангельский хор четырех певиц (тексты «Экклесиаста») балансируют на грани импровизации и литургии. Звук на Третьей сцене не подвел. Не подвел ни один жест особенного человека, так и не знающего, что – впереди.

В общем, все сложилось. И не случайно: создатели обоих коллективов известны и авторитетны в России и за рубежом, это мастера и педагоги собственных школ, с глубоким знанием традиции, человеческой природы и опытом ежедневного эксперимента. Спектаклей у них много. А одной встречи мало.

Источник: официальная страница проекта Открытые сцены в МХАТ им. Горького на Facebook

Фото: Rustam Rust2D

Поделиться :