Репертуар театра OddDance

«Река»
«Оракул и Энигма»
«Сны»
«Маска эмоций»
«Скрипы ветра»
«Старая фотография»
«Человек по имени»
«Чемоданы»
«Пепел»
«Фотосинтез»
«Белый Ветер»
«Сны улитки»
«Возвращение домой»
«Вдоль стены»
«Забытая мелодия»
«Послание Солнцеголовых»
«Зима Лето»

и другие спектакли и перформансы…


«Река»

Спектакль Григория Глазунова по мотивам и впечатлениям от фильма Андрея Тарковского «Сталкер» . Танцует OddDance театр – московская и питерская части.

Каждый след не такой, как другие. Река течет поперек тела, размывая оставленные следы. Как бы не утонуть в теле, не увлечься игрой течения. В этой водной стихии можно находиться долго, но рано или поздно надо причалить, либо к себе, либо… Найти каменное дно, оттолкнуться от него в поисках неотчужденной жизни. Покинуть заплесневелые воды, выходить тихими шагами.

Осторожный шаг. Впусти тишину. Оградись от шума.
Шаг. Впусти тишину Забудь фальшивые ноты.
Шаг. Впусти тишину. Слушай биение сердца.
Шаг. Впусти тишину. Отыщи собственный звук.
Шаг. Только твой.
Шаг. Наблюдай. Поворот и прыжок.
Туда, где не был.
Шаг. Заберут всё однажды. Но Ты не исчезнешь.


«Оракул и Энигма»

Постановка японского мастера буто, хореографа и теоретика танца Катсура Кана в исполнении театра OddDance.

В «Оракуле и Энигме» Мужское и Женское, Любовь и Ненависть, Смешное и Трагичное, Мимолетное и Вечное танцуют рука об руку, и «нам не удержать слепых лошадей нашей крови», тех, что не могут обуздать даже Боги. Идеи, которыми орудует Кан – идеи космического порядка. И в центре его интереса – человек как микрокосм и как загадка.


«Старая фотография»

Забытое звучит, когда о нем вспоминают…

Спектакль-импровизация об остановленном моменте времени.

Старая фотография — это запечатленный момент прошлого в настоящем.
Точка соприкосновения времен.
Вглядитесь в старое фото — там есть присутствие человека. Неподвижность фигур и силуэтов начинает звучать как увертюра к спектаклю. Постепенно проявляется невидимая архитектура отношений между людьми, запечатленными на снимке. И вот наступает момент, когда лопается граница между изображением и реальностью, фигуры людей оживают, их отношения и мотивации становятся видимыми. Так проявляли старую фотографию, так происходит превращение из негатива в позитив.
Внутренняя хроника глядит из вечности.

Режиссер: Григорий Глазунов
В спектакле заняты: Наталья Жестовская, Наталия Колесниченко, Юлия Родина, Арина Нагимова, Игорь Ламба, Григорий Глазунов


«Человек по имени»

Главный герой спектакля не назван, но в английском джентльмене, который пьёт чай и что-то пишет, можно узнать Льюиса Кэрролла, создателя «Алисы в стране чудес». Говорят, что, написав «Алису», он не стал продолжать литературную деятельность. Говорят, что, когда королева Британии, прочтя «Алису», пожелала увидеть и другие произведения автора, то ей ничего не смогли предоставить, кроме математических построений и формул. Говорят, что Кэрролл ушел из реальности в мир иллюзий… Спектакль балансирует между реальным и вымышленным миром, предлагает свою тонкую и немного ироничную версию мироощущения героя через 20 лет после написания «Алисы».

В спектакле заняты: Игорь Ламба, Наталья Жестовская, Наталия Колесниченко, Юлия Родина, Арина Нагимава.
Продолжительность 50 минут


«Чемоданы»

Посвящается всем, идущим к другим землям, покинувшим свое место проживания, оставившим прежнюю жизнь.
5 человек идут , идут куда-то. Каждый несет свой чемодан. Они идут долго, будто находятся в пути постоянно. Идут вместе и отдельно, торопятся или замирают, сталкиваются, толкаются, спорят. От столкновений чемоданы раскрываются, обнажая свое содержимое. Это могут быть ценнейшие вещи или просто ненужный хлам. В каждом чемодане спрятана тайная, невидимая жизнь человека, часть его невидимой души.


Перформанс «Чемоданы» играем в разных пространствах по-разному, в зависимости от ландшафта, интерьера, особенностей среды.

В перформансе заняты: Наталья Жестовская, Наталья Колесниченко, Юлия Родина, Григорий Глазунов, Игорь Ламба
Продолжительность 40 минут


«Сны»

Он скомкает и разорвет свое тело,
с него сползет его вечный плащ, его ребра родят песню,
его будет преследовать собственная тень,
мышцы и связки на спине
выступят как камни над водой,
беззащитным и свободным,
невозможно тихим,
бессильным и мощным
станет он в конце.

Авторская работа Григория Глазунова, где он проявляет себя как хореограф и танцор. Сам Григорий говорит, что он пытается скользить между сном и явью, когда сон — это легкая дымка между миром внутренним и внешним, когда все поверхностное отступает, а глубинное проявляется, когда социальная маска стекает с поверхности лица, когда мелодия, звучащая под ребрами, пытается стать слышной, когда смотрят не глаза, когда тело забывает быть активным и диктующим, а движения превращаются в рефлексы.
И видно тоньше, и звуки тише. Пронзительно тоньше. Оглушающе тише.
Он скомкает и разорвет свое тело, с него сползет его вечный плащ, его ребра родят песню, его будет преследовать собственная тень, мышцы и связки на спине выступят как камни над водой, беззащитным и свободным, невозможно тихим, бессильным и мощным станет он в конце.

Продолжительность 50 минут


«Пепел»

Пепел – это то, что раньше было живым, но сгорело. Но по пеплу можно восстановить те элементы, из которых он возник. В пепле скрыта информация о прошлом, пепел – удобрение для новых всходов.


«Фотосинтез»

Свет – это важнейший источник жизни. Растения превращают свет в цвет, осуществляя процесс фотосинтеза. Мотыльки и бабочки завороженно летят на источник света. Есть виды птиц, которые собираются в стаи, чтобы наблюдать закат или криком встречать рассвет.


«Белый ветер»

Белый ветер. Покров. Миф поздней осени.
Есть особый ветер – он тих и свеж ближе к земной
поверхности, на которой все живое находит приют.
Ранней осенью он еще молод.
Взрослея, он разгоняется до мягкой силы выше, где живут белые тучи.
Набирая ярость, он режет и гонит их вниз.
Срывает расцвеченные одежды с деревьев.
Краски сгорают до тла.
Обнажение черноты, силуэты как когти в небо.
Время скорби – испытание на прочность.
Только сильные не падают духом, способны сразиться с унынием, принять белые одежды.
Ветер стареет, слабеет. Падает снег. Белый покров.


«Маска эмоций»

Соло Натальи Жестовской, проба мимической хореографии. Создано в 2017 году в течение 2х недельного семинара с мастером Буто Кацура Каном.
Эмоции на лице актрисы меняют положение тела. Они играют в игру с выражением лица и отражены во всех жестах и движениях.
Меня заинтересовал вопрос, насколько сокращение и расслабление мимических мышц влияет на положение тела, жест, шаг? И что можно назвать первичным – эмоцию или ее маску, социальную маску, привычное выражение лица, придуманное не мной, но выученное как необходимый урок особого табуированного контакта в обществе. Где мое родное? Может оно спрятано глубоко в позвоночнике или под бедром? Как его достать оттуда, из-под???? А если вытащить, ой-ой, все ли со мной будет в порядке? как человеческая стая воспримет меня со снятым масочным кодом? А можно ли будет вылезшее затолкать обратно, припрятать куда-нибудь между надпочечниками и печенью?

Звук – Григорий Глазунов

Продолжительность 15 минут


«Скрипы ветра»